Что происходит в шелтере Движения Альтернативы? — фоторепортаж Юлии Магурдумовой

Есть множество причин, по которым люди участвуют в различных благотворительных проектах. Кто-то просто счастлив, что может сделать жизнь других лучше, другой сам был в тяжелой жизненной ситуации и понимает, как порой нужна помощь, а для некоторых это и вовсе может быть призванием всей жизни.

В связи с этим важный вопрос: как помогать правильно?

Допустим, вы хотите помочь нищим и бездомным. Первым вашим порывом, конечно же, будет подать милостыню в переходе метро. Этого делать нельзя. Ваши деньги, скорее всего, только укрепят мафию «нищих», т.к. большинство попрошаек вовлечены в неё, особенно в крупных городах. Благотворительность — это профессиональная деятельность. Чтобы помощь была действительно полезна и эффективна — существуют благотворительные фонды, которые знают проблему изнутри и умеют её решать. Одной из таких организаций является Движение «Альтернатива», которая борется с современными формами рабства: принудительным трудом, торговлей людьми, сексуальным рабством, эксплуатацией детей и т.д. Альтернатива находит и спасает людей из рабства как в России, так и по всему миру. Спасенных людей возвращают домой к родным, находят и устраивают на пансион в приюты, либо дают жильё в убежище, другое название — шелтер. Один из таких шелтеров находится недалеко от Москвы, куда я и направилась.

Путь туда занимает приблизительно два с половиной часа на электричке. Конечная точка пути — небольшой город N, который стоит на берегу Волги, так что при желании можно покататься по реке на теплоходе или искупаться на местном пляже, если позволяет погода.

Город интересен деревянными постройками начала XX в. в стиле модерн. Впрочем, особого желания остановиться надолго не возникает: заброшенные дома с выбитыми стеклами, мусор на улице, безвкусные вывески, пустыри с собаками. Похоже, что потенциально туристический город особо никому не интересен.
К гостинице, в которой я остановилась, подъезжает волонтёр Павел. Он взялся отвезти меня в шелтер. Павел местный. Болеет за свой город и за свое дело. Рассказывает, как удалось спасти нигерийца, который думал, что едет в Россию играть в футбол, а попал в рабство на стройку. Спортсмен говорил по-французски. В местной кимрской школе чудом нашли директрису, которая владеет им, что значительно упростило коммуникацию. Павел хотел, чтобы нигериец помогал местной футбольной команде, но пока не срослось.

Прошу заехать в магазин, чтобы купить постояльцам что-нибудь к чаю. Сейчас в шелтере проживает всего двое мужчин. В целях безопасности, в связи с эпидемией коронавируса, людей пришлось расселить.

Подъезжаем к обычному, ничем не примечательному четырехэтажному дому, поднимаемся по лестнице, по которой навстречу пробегает кот. Я попадаю в длинный коридор. Раньше здесь была гостиница.

Шелтер занимает весь этаж: у жителей есть свои комнаты с личными вещами, большая гостиная с диваном, кухня, душевые и туалет. Скромно, чисто и довольно кинематографично. Выглядит лучше студенческого общежития. Видно, что волонтеры стараются сделать пространство максимально уютным и по-домашнему.

Вячеслав был долгие годы в трудовом рабстве. Ему помогла сбежать неравнодушная подписчица Альтернативы. Теперь он живет в шелтере. «Слава», — скромно представился он. Увидев фотоаппарат, немного занервничал. Рассказывать о том, что пережил ему неприятно и страшно. Похоже, он не верит, что самое плохое осталось позади. Павел отвел его в сторону и заверил, что он может рассказывать только то, что сочтёт нужным и если захочет. Вячеслав кивнул и согласился выпить со мной чай.

Тем временем Павел повел меня знакомиться со вторым постояльцем. Им оказался Геннадий Александрович, милый глухой дедушка небольшого роста, которого заставляли попрошайничать на вокзале в Санкт-Петербурге. Первое время он разгадывал кроссворд, не обращая на меня внимания. Заметив камеру, встает и начинает позировать, по всему видно, что ему нравится фотографироваться. Геннадий Александрович всем своим видом похож на персонажа доброй русской сказки. Павел пишет на листочке приглашение на чай. Дедушка соглашается.
Павел режет торт. Геннадий Александрович расчёсывает бороду и выносит пачку зефира из своей комнаты. Отказывается от торта, показывая на пустой беззубый рот. Протягивает мне зефир. Он очень рад, когда я принимаю угощение. Вячеслав застенчиво садится рядом. Я беру стопку бумаги и ручку, чтобы писать вопросы. Хочу узнать, из-за чего он оказался на улице, почему попрошайничал и как его привезли в шелтер. Геннадий Александрович вежливо читает вопросы, отвечает кратко и сразу меняет тему. Его повествование — это перемешанные фрагменты из жизни близких, рассказов о Второй мировой войне и исторических фактов. Рассказывает, что в Венгрии на озере Балатон воевал его родственник. Тут же объясняет, что Будапешт называет так из-за объединения двух городов Буда и Пешт, находившихся на противоположных берегах Дуная.

О себе рассказывает кратко. Семья была неблагополучной, и его определили в детдом, позже в интернат. Выучился на столяра-краснодеревщика высшего разряда. Помимо этого, работал сварщиком и бетонщиком. О жизни в рабстве так же сухие и краткие ответы. Милостыню, которую собирал на вокзале, отнимали. Били проволокой по голове, обещали отрезать язык, если кому-то пожалуется. Впрочем, он опять отвлекается и начинает рассказывать про церковь, в которую пришел освятить крестик. Вытаскивает его из-под рубашки, чтобы показать мне. Павел говорит, что подоконник в его комнате заставлен иконами. Он глубоко верующий человек и убежден, что Бог расставит всё по своим местам и раздаст каждому по заслугам. Я не увидела в его глазах злобы, желания мстить за то, что с ним случилось. Он полон прощения. Павел говорит, что дедушка хочет уйти в монастырь. Это станет возможным, когда его документы приведут в порядок.

Я благодарю дедушку за рассказ и обращаюсь к Вячеславу:

— Как вам здесь живется?

— Хорошо. Кормят, одежду выдают, есть где помыться.

Вячеслав из детдома. Как выпустился, стал бродить, «старался работать, чтобы жить, а не существовать». Сначала ему везло и за его труд честно платили, однако вскоре поиски работы обернулись трагедией. Он попал в рабство.
Поначалу ему говорили, что все будет хорошо, будет много получать. Какое-то время обещание держали, а потом становилось все хуже и хуже. В рабстве Вячеслав пас скот, выполнял подсобную работу. Однажды ему даже удалось спасти овец от волков. Работал по пятнадцать, а то и шестнадцать часов в день без выходных. Ему не платили, «унижали до бесконечности». Людей, по словам Вячеслава, надзиратели специально подсаживают на спирт, чтобы человек ничего не хотел, становился безвольным. Он жалуется, что из-за алкоголя у него ухудшилось здоровье. Вячеслав просил «хозяев» не расплачиваться за его труд спиртом, а дать возможность покупать что-то самому, но ему отказывали. Били за каждую мелочь, подавляя волю человека, попавшего в рабство, дабы тот был запуган и психологически подавлен, чтобы не возникло желания сбежать. В заточении часто оказываются те, за которых некому заступиться. «На этом рабском труде, на жизнях людей, их здоровье, рабовладельцы строят себе дома и покупают машины», — слышать такое от Вячеслава особенно больно. Раньше, по его словам, в Ростове-на-Дону была такая схема: «Подъезжает специальный автобус на вокзал. Из него выходят люди. Видят, человек с похмелья, например. Подливают ему что-то в рюмку. Человек засыпает, а просыпается уже в рабстве». Вячеслав попадал в рабство в Ростовской области и Краснодарском крае. В совокупности он провел в рабстве 13-14 лет. Когда он впервые сбежал — его поймали и сильно избили, едва не убив. Правда его потом пожалел конвоир и отпустил. Второй раз его спасла подписчица Альтернативы, которая рассказала, что поможет бежать. Она приютила его в безопасном месте до переезда в шелтер.

Соседи все это время знали, что людей держат в рабстве, но боялись вмешаться, из-за того, что у «хозяина», якобы, есть связи в полиции. Эта история для Вячеслава закончилась хорошо, хотя страшно даже представить через что ему пришлось пройти. На вопрос, осталась ли вера в людей, он утвердительно кивает. Я благодарю его за рассказ и прошу разрешение его пофотографировать. Видно, что ему очень некомфортно, но он соглашается, чтобы просто мне помочь.

Я рада, что поехала в шелтер. После знакомства с бывшими рабами и их историями, есть над чем подумать. С одной стороны, мне трудно себе представить, каким человеком надо быть, чтобы насильно удерживать людей для собственной выгоды, унижать, калечить, ломать им жизни. Ни один человек не заслуживает, чтобы с ним так поступали. С другой стороны, понимаешь, что есть неравнодушные люди, благодаря которым и существует такое Движение — это волонтёры и благотворители. Павел показывает вещи и еду, которые присылают им все, кто хочет помочь «Альтернативе», и это вселяет надежду, что это общество и мир ещё можно спасти, искоренив этот ужасный бич 21 века – рабство.

Все-таки, Геннадий Александрович и Вячеслав правы. Хорошие люди есть.
PayPal #1 > www.paypal.me/vaganoffmax
BitCoin (BTC) > 181QVAnrRkAF3zFfg47ZAE4tCNYjwgW7qc
Ethereum (ETH) > 0xe36AcE1c0FEA57Ac58eC8003e13Cd850B41E0a63
WebMoney > R305103454198
Qiwi-кошелек > +7 (964) 573-72-07
Яндекс.Деньги > www.yoomoney.ru/to/410011569894386
Сбербанк #1 > 4276 3801 5524 4887
PayPal #2 > www.paypal.me/whitewolfkiba
Сбербанк #2 > 4276 3800 7086 6616
Получатель Никитин Алексей Анатольевич
Номер счета 40817810338123271312
Банк получателя ПАО СБЕРБАНК
БИК 044525225
Корр. счет 30101810400000000225
ИНН 7707083893
КПП 773643001
SWIFT-код SABRRUMM
Получатель Никитин Алексей Анатольевич
Номер счета 40817819938125293455
Банк получателя ПАО СБЕРБАНК
БИК 044525225
Корр. счет 30101810400000000225
ИНН 7707083893
КПП 773643001
SWIFT-код SABRRUMM